Воскресенье, 30 апреля 2017
Общество 18 апреля 2017, 08:30 Нонна Каграманян

Твердый результат «мягкой силы»

Мнение

Общественный деятель Нонна Каграманян — о том, как государство должно формировать комфортные условия для жизни и развития молодежи

Фото: страница Нонны Каграманян в Facebook

В истории России можно вспомнить три интересных момента, когда наша страна была по-настоящему популярна в мире. Первый, когда Александр I вошел в Париж и проявил небывалое по тем временам великодушие к побежденной нации. Второй, когда Юрий Гагарин совершил полет в космос. И третий, когда в СССР началась «перестройка». Каждое из этих событий, пусть и на короткое время, не просто привлекло внимание всего мира к нашей стране, а создало целую моду на русское.

Сегодня Россия вновь изображается западными карикатуристами как голодный и недобрый медведь. Политтехнологи используют наши социально-экономические проблемы, чтобы преподнести миру Россию отсталой, дряхлеющей страной без будущего, без современных технологий, социальных гарантий, экономических и политических прав и свобод. Именно такой образ РФ вы встретите в большинстве статей, авторских колонок, телерепортажей западных СМИ.

Россия сделала колоссальный прорыв для эффективного позиционирования в международном информационном пространстве. Но влияние на общественное мнение, на имидж страны за ее пределами не может и не должно исчерпываться работой в медиасреде. Больше внимания нужно уделить «мягкой силе», пробуждающей в людях человеческую симпатию, живой интерес.

Формально миром управляют люди старшего поколения, но он все-таки принадлежит молодым. Молодежь нужно уважать и перестать разговаривать с ней назидательно-покровительственным тоном. Более того, именно молодежи необходимо отдать роль проводника нашей «мягкой силы», поддерживая высокотехнологичные стартапы, международное образовательное и научное сотрудничество, молодых художников, режиссеров, музыкантов, писателей по всему миру.

Сейчас спонсорские средства крупного бизнеса привлекаются для строительства спортивных объектов и других подобных нужд. Возможно, имеет смысл задействовать этот ресурс и для учреждения международных грантовых программ для талантливой молодежи, стипендиальных фондов на обучение иностранных студентов в России, поддержки культурных проектов за рубежом. Было бы правильным также пересмотреть квоты на обучение иностранцев в российских вузах за счет бюджета РФ в пользу граждан тех стран, с которыми Россия имеет прохладные отношения. Каждый такой выпускник — это в будущем гражданский «посол» России, русской культуры, российского взгляда на вещи.

Главное — не превратить эти проекты в банальную пропаганду по советскому образцу и не ждать сиюминутного обожания в ответ. Один из ключевых просчетов Советского Союза был в том, что он спонсировал поддержку идеологии, отлитой в граните. В то время как США финансировали распространение простых ценностей и образа жизни, которые каждый может адаптировать под собственное мировоззрение и культурную среду.

Дух свободы сам по себе, безо всяких субсидий и льгот работает как мощнейший экономический драйвер, потому что позволяет людям фантазировать, мечтать, пробовать, выходить за рамки норм и стандартов. И он же одновременно является «мягкой силой», повышающей привлекательность государства.

Еще один важный инструмент «мягкой силы» применительно к молодежи — свобода передвижения. Если мы хотим бороться со стереотипами, нужно сделать так, чтобы молодежь из других стран имела возможность безо всяких виз приезжать на три-четыре дня просто погулять по Москве, Питеру, покататься на лыжах в Сочи, сплавиться на байдарках в Карелии — да мало ли у нас интересных мест? В общем, к нам поедут, если отменить ненужную визовую бюрократию, хотя бы для краткосрочных туристических поездок.

Другой идеальный рецепт «мягкой силы» заключается в том, чтобы подарить человечеству жизненно важный прорыв, подобно полету человека в космос. Для того чтобы создать и предложить миру нечто подобное, нужно вкладывать серьезные ресурсы, которые в нынешних российских условиях по плечу только государству.

Очевидно, что внутри российского общества существует запрос на нечто подобное. Особенно среди подрастающего поколения. Как мы недавно убедились, в России выросло поколение людей, ощущающих потребность в самовыражении, желающих участвовать в жизни страны, определять ее будущее. Вот они, стоят перед нами — подросшие, переполненные энергии, требующие внимания и уважения к себе.

Когда тебе 18–20 лет, ты смотришь вперед, а не назад. Вот почему ставка на формирование патриотического духа исключительно через историческую память здесь не работает так же эффективно, как с людьми среднего и старшего возраста. Но и слишком отдаленные горизонты молодежь не способна воспринимать в силу того, что в юном возрасте время течет медленнее. Молодежь живет среднесрочной перспективой и очень хочет найти себя в ней. Крайне важно, чтобы власть верно интерпретировала этот сигнал, увидела в молодых людях не площадных хулиганов и бездельников, которых нужно выпороть и отправить на перевоспитание, а ценный потенциал в виде талантливых, здоровых и свободных граждан, способных принести пользу России.

Автор — вице-президент «Деловой России»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Наверх

Мнения

Наверх