Четверг, 27 апреля 2017
Общество 14 апреля 2017, 00:01 Александра Красногородская

«Каждый раз переживаешь Пасху по-новому»

Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий — о главном церковном празднике православных

Фото: пресс-служба Московской епархии

Почему праздник Пасхи считается у православных христиан главным, как научиться жить по-христиански и возможно ли позитивное взаимодействие Церкви и общественно-культурных субъектов? На эти и другие вопросы корреспондента «Известий» Александры Красногородской ответил митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий.

Материалы по теме
2

— Что значит праздник Пасхи для православных верующих?

— Воскресение Христово для православных — это главное церковное торжество, праздников праздник. Причиной всеобщего ликования является победа Христа над смертью и открытый перед человечеством путь к победе над грехом и вечной жизни в Царстве Небесном.

Традиционно на Пасху храмы заполняют тысячи прихожан. Всех их надо радостно приветствовать, потому что Христос нас ради и нашего ради спасения взошел на Крест. В Его Воскресении каждый может обрести для себя утешение и смысл жизни.

— Какая Пасха вам запомнилась больше всего?

— Особенность праздника Воскресения Христова в том, что каждый раз переживаешь его по-новому и как будто первый раз в жизни. В качестве примера могу привести детские воспоминания.

Я еще был дошкольником, и моя благочестивая мать повела меня к пасхальной заутрене. Это было в Ярославле, где тогда действовал только один храм. Мы не только не могли в церковь войти, но даже и приблизиться к ней — столько было людей. Помню, как, стоя на пригорке, я увидел издали пасхальный крестный ход, после чего мама сказала: «Ну вот, сынок, Христос Воскресе! Можно возвращаться домой на разговение».

— В своих проповедях священники, обращаясь к пастве, призывают жить по-христиански. Что это означает на практике?

— Жить по-христиански — это значит исполнять заповеди Божии. Они ведь хорошо известны: почитать истинного Бога и не впадать в идолопоклонство и ересь, почитать родителей, не прелюбодействовать, не воровать, не лжесвидетельствовать, не завидовать чужому и так далее. Конечно, подчас трудно себе признаться, что эти заповеди ты в своей жизни не соблюдаешь. Но надо иметь мужество покаяться в этом. И, конечно, не забывать о любви и милосердии, к которым призывает Господь.

— Какие главные события в епархии вы могли бы отметить?

— В жизни Московской епархии мне прежде всего хотелось бы выделить не события, а два направления церковной жизни. Первое связано с деятельностью Благотворительного фонда по восстановлению порушенных святынь, цель которого — залечить оставшиеся раны богоборческого периода и восстановить еще стоящие в руинах 250 подмосковных церквей. Второе — это проходящее на уровне всей епархии, а также благочиннических округов, отдельных монастырей и приходов празднование памяти новомучеников и исповедников Церкви русской ХХ века. Что связано с исполнением ста лет с начала гонений на веру в нашем Отечестве. И первое, и второе имеет огромное значение для духовного возрождения России.

— Каждую весну поднимается вопрос о захоронении тела Владимира Ленина. В информационном поле сражаются сторонники и противники этой идеи. Какова ваша позиция в этом вопросе?

— Решение этого вопроса не находится в компетенции Церкви. Конечно, выставлять тело покойного напоказ несколько нетрадиционно. То, что до сих пор идут споры о личности Ленина, свидетельствует о нерешенности в российском обществе вопроса об оценке 1917 года и его последствий. Как бы это ни было печально, напором можно лишь обострить противостояние в обществе, которое и без того нуждается в консолидации.

— Еще один больной вопрос — это передача Исаакиевского собора Русской православной церкви. Люди выходят на митинги с противоположными требованиями: одни — за запрет передачи, другие поддерживают такое решение. Существуют ли позитивные примеры взаимодействия Церкви и общественно-культурных субъектов?

— Думаю, что самый верный путь — это следование букве закона. А митингам и демонстрациям стоило бы предпочесть диалог и содержательную дискуссию. Но примеров, когда Церковь и культурные объекты могут гармонично находиться рядом, очень много. Моя резиденция как митрополита Крутицкого и Коломенского находится в Новодевичьем монастыре. До передачи его в пользование Церкви в 2010 году там находился филиал Государственного исторического музея. Отношения Московской епархии с музейными работниками всегда были и остаются дружественными и взаимоуважительными. Существующий в настоящее время в обители церковный музей в своих контактах с ГИМом продолжает эту традицию.

— Недавно прошла очередная волна активности в «группах смерти», призывающих подростков к суицидам. Может ли Церковь как-то противостоять этому злу и почему возникновение таких групп и их последователей стало возможно в России?

— Суицидальная проблема в молодежной среде — это предмет для отдельного и специального обсуждения. Здесь же скажу, что среди причин распространения такого явления можно назвать и деградацию общественной нравственности, и неспособность семьи и школы справиться с психологическими проблемами подростков, столкнувшихся с вызовами современной действительности, и беспрепятственное распространение мировоззренческих систем, которые не назовешь иначе как человеконенавистническими.

Церковь со своей стороны стремится сделать всё возможное для оздоровления общественной нравственности. С самого начала возрождения церковной жизни в конце 1980-х годов мы говорим о необходимости духовного воспитания детей и юношества. В Подмосковье усилиями нашей епархии и министерства образования Московской области созданы учебно-методические комплекты и подготовлены кадры для преподавания дисциплин, рассказывающих о православии. Сотрудничество педагогов и священнослужителей носит характер соработничества на благо подрастающего поколения. Мы идем по позитивному и созидательному пути, получая поддержку со стороны родительской общественности. Говоря словами Евангелия, мы «сделали, что должны были сделать» (Лк. 17:10).

Наверх

Мнения

Наверх