Воскресенье, 23 апреля 2017
Армия 13 апреля 2017, 00:01 Николай Сурков

Российские контрмеры не остановят «Несокрушимую решимость»

В штабе центрального командования США заявили о готовности к силовым мерам для защиты американских военных в Сирии

Сюжет: Авиаудар США по Сирии
Фото: REUTERS/Yuri Gripas

Как официально заявили «Известиям» в штабе операции «Несокрушимая решимость», комментируя заявление российского военного ведомства, силы коалиции при планировании операций в Сирии не ориентируются на возможность противодействия со стороны России и готовы к силовым решениям для защиты своего персонала. Эксперты отмечают, что новые американские удары возможны, а для защиты от них требуется качественное повышение возможностей сирийской системы ПВО и береговой обороны.

Выход РФ из договора о предупреждении воздушных инцидентов не помешает действиям авиации антиигиловской (ИГ запрещено в России) коалиции, возглавляемой США. Более того, удары будут наноситься по всей территории Сирии, в любых местах, где союзным силам необходима поддержка с воздуха.

— Коалиция продолжает оказывать воздушную поддержку силам партнеров в Ираке и Сирии, — говорится в официальном ответе на запрос «Известий». — Уровень и количество атак зависят от оперативных потребностей и доступности целей.

Представитель командования дал понять, что американские военные осознают всю «сложность оперативной обстановки в Сирии» и будут планировать свои действия так, чтобы обеспечить решение поставленных задач и «силовую защиту» (force protection) своих войск.

В вооруженных силах США под «силовой защитой» обычно понимается комплекс сугубо силовых решений, направленных на защиту своих войск от действий неприятеля, который может включать нанесение превентивных ударов по целям и объектам, представляющим угрозу, проведение рейдов и акций устрашения.

Настроения среди американских военных «Известиям» описал известный американский эксперт по Ближнему Востоку генерал-майор в отставке Пол Валлели, консультировавший командование специальных операций и другие специализированные структуры Пентагона.

— Я не думаю, что Россия примет какие-либо военные меры, — заявил бывший генерал. — Не исключаю новых ударов по ВВС Асада, использующим вышеупомянутые базы.

В Москве удар по сирийской авиабазе Шайрат расценили как грубейшее нарушение подписанного в 2015 году Меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечению безопасности в ходе операций в воздушном пространстве Сирии. В связи с этим российская сторона официально приостановила с 0.00 8 апреля 2017 года выполнение своих обязательств по меморандуму.

В среду официальный представитель МО РФ Игорь Конашенков опроверг сообщения американских СМИ о том, что, несмотря на официальный отказ от сотрудничества, Минобороны де-факто сохраняет открытыми каналы экстренной связи с Пентагоном.

Отсутствие горячей линии означает, что сторонам будет труднее избежать инцидентов или даже «дружественного огня», если американские самолеты, например, слишком близко подлетят к сирийским или российским базам и войдут в зону действия систем ПВО. Подобная ситуация вполне возможна, поскольку ежедневно авиация коалиции наносит около дюжины ударов по целям в Сирии.

Ранее Конашенков также сообщил, что для прикрытия наиболее важных объектов инфраструктуры в ближайшее время будет реализован комплекс мер по повышению эффективности системы ПВО сирийских вооруженных сил.

Как рассказал «Известиям» независимый военный эксперт Антон Лавров, чтобы обеспечить защиту от массированных ударов крылатыми ракетами, нужен комплексный подход.

— Крылатую ракету можно обнаружить за 40–50 км до цели, но для этого нужна современная система наблюдения за воздушным пространством и раннего предупреждения, — пояснил специалист. — Кроме того, возможна модернизация имеющихся у сирийцев ЗРК и передача им более современных систем, например «Панцирей».

По словам Лаврова, для прикрытия одной авиабазы понадобится около дивизиона «Панцирей», но даже при их наличии защитить объект на 100% невозможно.

— От удара шестью десятками «Томагавков» не удалось бы защитить даже Хмеймим. Надо топить или сбивать носители до того, как они отстрелялись, а дальше можно лишь уменьшить ущерб, — добавил Лавров. — Так что скорее надо думать о наращивании возможностей береговой обороны и ВМС Сирии. Например, за счет передачи им дополнительных береговых ракетных комплексов.

На фоне возможной эскалации некоторый оптимизм внушают лишь заявления министра обороны США Джима Мэттиса, который накануне заверил американскую общественность, что администрация Дональда Трампа не намерена втягиваться в гражданскую войну в Сирии, а удар по Шайрату был разовой акцией, связанной исключительно с возможным применением химического оружия.

Наверх

Мнения

Наверх