Воскресенье, 30 апреля 2017
Армия 19 апреля 2017, 00:01 Василий Кашин

Парадный выход Пхеньяна

Мнение

Эксперт по Дальнему Востоку Василий Кашин — о том, что показала демонстрация военной техники Северной Кореи

Фото: из личного архива Василия Кашина

Северокорейские военные парады выполняют целый ряд важных функций. Это элемент агитации и пропаганды, нацеленных на собственное население. Парад показывает силу и мощь северокорейского государства и Корейской народной армии, иногда в преувеличенной форме.

Материалы по теме
3

Это способ послать сигнал врагам КНДР за рубежом, продемонстрировав свой потенциал сдерживания. Это также витрина для потенциальных покупателей северокорейских военных технологий в Азии и на Ближнем Востоке. Из-за жестких санкций КНДР вынуждена была серьезно ограничить экспорт своего оружия. Но за 1990–2000-е годы страна смогла осуществить ряд важных совместных технологических программ с такими странами, как Иран и Пакистан. И некоторые проекты сотрудничества с Ираном могут продолжаться до сих пор.

Далеко не все северокорейские военные проекты имеют отношение к реальным приоритетам военного строительства КНДР. Значительная часть парада была посвящена бронетехнике. Северная Корея продолжает заниматься совершенствованием своего танкового парка. И, например, продемонстрировала модернизированные машины «Сонгун-915» и «Чонма-216». Но эта механизированная мощь едва ли всерьез влияет на расстановку сил на Корейском полуострове. Северокорейские механизированные соединения не имеют шансов на успех при господстве ВВС США и Южной Кореи в воздухе. А хронический дефицит топлива на протяжении последних десятилетий позволяет предположить, что выучка личного состава танковых войск КНА не слишком высока.

Зато северокорейцы продемонстрировали развитие не столь зрелищных, но куда более опасных компонентов своих сухопутных войск. Еще в прошлые годы южнокорейские военные источники отмечали бурный рост численности северокорейского спецназа, фактически — легкой пехоты, хорошо подготовленной для боевых действий на сложной местности (КНДР — горная страна) малыми группами. Считается, что численность этих войск была доведена до 200 тыс. человек.

В ходе прошедшего 15 апреля парада было заявлено о создании в КНА нового вида вооруженных сил — «специальных тактических войск», в которые, очевидно, объединены части легкой пехоты. Их статус явно растет, при этом уделяется специальное внимание экипировке и вооружению. На параде было продемонстрировано массовое оснащение таких войск новыми модификациями корейских вариантов АК-74 со шнековыми магазинами большой емкости. Также впервые показаны футуристические стрелково-гранатометные комплексы, оснащенные, как предполагается, ночными прицелами.

Экипировка бойцов напоминает экипировку спецподразделений армий развитых стран. Промышленность КНДР в состоянии обеспечить свои войска носимыми противотанковыми и зенитными ракетными комплексами, гранатометами и прочим вооружением. Опыт локальных конфликтов последних лет показывает, что подобные силы, используя преимущества местности, способны оказывать эффективное сопротивление даже современным армиям, обладающим господством в воздухе.

Еще одним важнейшим приоритетом являются средства ПВО. КНДР продолжает развертывать показанные на параде ЗРК KN-06 (западное обозначение), которые могут быть сравнимы по своим возможностям с ранними вариантами С-300. Был показан также новый ЗРК войсковой ПВО, созданный путем глубокой модернизации советских комплексов «Стрела-10». Комплекс оснащен новыми ракетами неизвестного типа.

Важным элементом северокорейской стратегии сдерживания является дальнобойная ствольная и реактивная артиллерия, способная держать под прицелом Сеул. На параде был продемонстрирован новый тип дальнобойной 300-мм РСЗО с корректируемыми снарядами, способной держать под прицелом северные районы Южной Кореи.

Разумеется, центральное место в любом параде в КНДР занимают баллистические ракеты. КНДР в очередной раз продемонстрировала ряд устрашающе выглядящих муляжей ракетных комплексов, которые по размерам и формам напоминают известные типы российских и китайских твердотопливных межконтинентальных баллистических ракет. Проблема, однако, в том, что эти комплексы никогда не испытывались и в реальности скорее всего едва ли вышли за рамки эскизного проектирования.

Гораздо более реальными и опасными системами являются баллистическая ракета подводных лодок «Пуккыксон-1» и мобильная твердотопливная ракета средней дальности «Пуккыксон-2». В последнее время они проходят активные и частично успешные летные испытания. Способность производить двухступенчатые твердотопливные баллистические ракеты средней дальности — важное достижение. Китай начал летные испытания таких систем лишь в 1980-е годы. Подобное вооружение существенно повышает шансы КНДР на нанесение успешного ракетного удара по Южной Корее и Японии.

В перспективе (судя по китайскому опыту, через 15–20 лет) работы над подобными системами могут привести к появлению у КНДР твердотопливных межконтинентальных баллистических ракет. Одновременно КНДР показала модернизированный вариант своих старых и массовых баллистических ракет малой дальности (до 500 км) «Хвасон-6». Они оснащены маневрирующими головными частями. Такие ракеты будут иметь повышенные возможности по прорыву ПРО и улучшенные показатели точности.Поток экзотических и нелепых новостей про Северную Корею, во многом генерировавшихся южнокорейской пропагандой, порой отвлекал внешних наблюдателей от важных фактов. Между тем КНДР, несмотря на все недостатки своего режима, — весьма развитое в промышленном отношении государство, которое проводит тщательно продуманную и весьма рациональную военную и военно-техническую политику, умело выбирает приоритеты и добивается впечатляющих результатов.

Автор — ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции​​​​​​​​​​​​​​

Наверх

Мнения

Наверх