Пятница, 26 мая 2017
Политика 17 мая 2017, 00:01 Ангелина Галанина

Джанни Букиккио: Россия и Запад должны работать сообща

Интервью

Глава Венецианской комиссии — о голосовании молодежи на выборах, взаимоотношениях с ЦИК РФ и перспективах возвращения России в ПАСЕ

Фото: РИА НОВОСТИ/Александр Уткин

В Санкт-Петербурге прошла 14-я Европейская конференция органов администрирования выборов, где обсуждались механизмы усовершенствования электоральных практик. Один из организаторов мероприятия — глава Венецианской комиссии Джанни Букиккио рассказал «Известиям» о принципах критики российского законодательства иностранными институтами, роли РФ в международных электоральных процессах и желании комиссии наладить диалог с российскими коллегами.

— Как складывается сотрудничество Венецианской комиссии с российскими партнерами?

— Россия стала полноценным членом комиссии в 2002 году, но деловые и личные связи с вашей страной мы поддерживаем давно. В начале 1990-х сотрудничество складывалось очень благоприятно, мы даже участвовали в работе конституционной комиссии, которая занималась разработкой Основного закона РФ. Однако постепенно наши отношения становились менее интенсивными. Сейчас Россия не обращается к нам за советами по поводу законодательных реформ. Но мы продолжаем работу, поскольку на это есть запрос со стороны Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) — коллеги несколько раз интересовалась нашим мнением по поводу ряда российских законопроектов.

Мы поддерживаем отношения с главой комитета по международным делам Совета Федерации Константином Косачевым и с постоянным представителем РФ при Совете Европы Иваном Солтановским. Но несмотря на наши обоюдные усилия, отношения с Россией пока не улучшаются.

— А с чем это связано?

— Возможно, России не понравились заключения, которые мы дали по ряду законопроектов. Хотя наши решения были мотивированы исключительно желанием улучшить ситуацию с законодательством, мы хотели бы конструктивной совместной работы.

— Не так давно комиссия предлагала внести изменения в закон о Конституционном суде (КС). Обсуждали ли вы свои предложения с российской стороной?

— Каждый раз, когда мы занимаемся какой-то темой, мы выстраиваем предметный диалог с соответствующими органами. Конституционный суд — давний партнер Венецианской комиссии, все председатели КС, начиная с Николая Витрука (и.о. председателя КС в 1993–1995 годах. — «Известия»), были членами комиссии. Сейчас мы рассчитываем на более тесное сотрудничество по этому и другим вопросам с российским правительством, Государственной думой и Советом Федерации.

— Часто ли вы проводите анализ российских законопроектов?

— Редко, только по запросу ПАСЕ. По инициативе России пока не проводили ни разу. Из того, что изучали, — законопроекты об НКО — иностранных агентах, о политических партиях...

— Учла ли российская сторона вынесенные комиссией рекомендации?

— В законопроекте о политических партиях, насколько я помню, да, частично.

— Сейчас российский Центризбирком готовит предложения по изменению порядка дистанционного голосования на выборах — в частности, речь идет об отмене открепительных удостоверений...

— Это как раз удачный пример, что можно было бы обсудить. Если поступит запрос со стороны ЦИК, мы готовы сотрудничать по этому и другим вопросам. Да, мы не сотрудничаем с ЦИК напрямую, но глава ведомства Элла Памфилова, по моим наблюдениям, с большим вниманием относится к своему делу. Главное, что она стремится провести выборы беспристрастно. И ее уважают и в России, и за рубежом.

— Вы говорите, что у комиссии есть ряд замечаний к российскому законодательству...

— Я могу сказать, что в целом оно соответствует международным стандартам. И тот факт, что в России начали рассматривать, например, возможность отмены открепительных удостоверений, — хороший пример повышения статуса института выборов. Я думаю, что также надо упростить порядок допуска на избирательные участки в день голосования для СМИ и расширить круг кандидатов, которые допускаются к участию в выборах. Это повысит прозрачность и открытость выборов.

— То есть сейчас российским выборам не хватает открытости — даже при самой большой численности международных наблюдателей?

— Идеала не существует. Абсолютно в каждой стране есть над чем работать в части усовершенствования электоральных практик.

— А голосование через интернет — это, по-вашему, шаг вперед?

— Я человек в возрасте, и мне, например, трудно осваивать новые технологии, но мы должны поощрять их появление. Есть опыт Киргизии, Бразилии и Мексики, где эти инструменты уже показали себя хорошо. Внедрение новых технологий особенно важно для крупных стран.

— Актуален ли на Западе вопрос привлечения на выборы молодежи? 

— Да, этот вопрос актуален, поскольку среди молодежи наблюдается серьезное недоверие к политическим институтам — к демократии, в частности. Думаю, что в первую очередь это связано с образованием. Нужно воспитывать молодое поколение в соответствующем ключе, и этим должны заниматься политики и западных, и восточных стран. Во всем мире доминируют политические тенденции, вызывающие недоверие и потерю интереса молодежи к политике, — это популизм, экстремизм, расцвет крайне правых и крайне левых сил.

— В 2018 году в России пройдут выборы президента. Будете ли вы наблюдать за ходом кампании?

— Нет, мы не может брать на себя такую инициативу без соответствующего запроса со стороны России, ПАСЕ или Совета Европы.

— Что вы думаете о перспективах возвращения российской делегации в ПАСЕ?

— Это политическое решение. Россия — большая страна, и ее участие в международных отношениях играет важную роль. Венецианская комиссия была бы рада возобновить и активизировать здоровое, конструктивное сотрудничество с РФ. Иногда мы выступаем с критическими замечаниями: у нас есть своя позиция по референдуму в Крыму, по вопросу российско-украинских отношений. Но, я надеюсь, эти спорные моменты удастся разрешить в ближайшее время. Россия и Запад должны работать сообща, чтобы преодолеть все проблемы и взять на себя ответственность за мир и благополучие.

Справка «Известий»
Венецианская комиссия — консультативный орган по конституционному праву, созданный при Совете Европы (СЕ) в 1990 году. С 2002 года участвовать в работе комиссии могут и страны, не входящие в СЕ. Сессии проходят в Венеции, откуда и неофициальное название комиссии. В состав комиссии входят 47 государств — членов Совета Европы, а также Алжир, Бразилия, Израиль, Казахстан, Республика Корея, Киргизия, Косово, Марокко, Мексика, Перу, США, Тунис и Чили. Комиссия занимается анализом законов и законопроектов государств-участников, затрагивающих проблемы конституционного права, в том числе стандарты выборов.

 

Наверх

Мнения

Наверх