Пятница, 26 мая 2017
Культура 18 мая 2017, 00:01 Юрий Грымов

«Крепостные» театры обречены

Мнение

Режиссер Юрий Грымов — о театральной реформе

Фото: из личного архива Юрия Грымова

Уже три месяца я работаю художественным руководителем Московского драматического театра «Модерн». И за это время у меня накопилось немало мыслей о современной организации финансово-хозяйственной деятельности театров и тех шагах, которые сейчас делаются в направлении реформирования сложившейся системы.

Прежде всего изменения, которые сегодня власти предлагают театрам, — очень своевременные и правильные. Советская система приписки актера к одному коллективу с невозможностью сыграть на чужой сцене или в чужом фильме — это самое настоящее крепостное право. И «крепостные» театры обречены. Слава богу, что наконец появилась другая, более понятная и свободная система существования артиста — работа по контракту.

Я надеюсь, что за тот год, в течение которого департамент культуры Москвы будет тестировать это новшество, станет ясно, как нужно сделать, чтобы всё работало еще точнее и правильнее. Когда на совещании худруков презентовали этот проект, многие признавались, что эта идея им понравилась.

Стоило бы реформировать что-то еще? Думаю, да. Мне до сих пор не ясны мотивы, которые заставляют государство сохранять разнарядку для театров. Как и в советское время, у театров существует план по отыгранным спектаклям. Сейчас норма выработки составляет 200 спектаклей в год. Но театры все совершенно разные, они существуют в неодинаковых условиях: есть успешные, есть еле живые. Гораздо логичнее иметь план в финансовых показателях, а сколько сыграть спектаклей для достижения такого плана — театрам решать самим. В общем, я за то, чтобы у театров было больше самостоятельности в этих вопросах.

Возможно, именно система госзаданий заставляет руководство разных театров идти на всякие мелкие хитрости вроде уменьшения числа мест в зрительных залах. Когда я пришел в «Модерн», в зале было всего 220 мест. На складе обнаружились десятки демонтированных кресел. Мы их вернули, и сейчас у нас 320 мест.

Не решив проблемы организации труда, не подступишься к творческим задачам. Например, недавно мы получили письма счастья от контролирующих органов. Нас известили, что за нарушения, допущенные предыдущим руководством, мы обязаны выплатить огромные штрафы. Оказалось, что ранее такие вопросы, как медицинские освидетельствования, приобретение защитных средств и тому подобные в театре просто не решались. Никак. Кроме того, театр не выплатил положенные отчисления Российскому авторскому обществу за целый год.

Общая сумма штрафов — почти 1,8 млн. Для любого театра миллионные штрафы — это очень болезненно. Притом что нельзя расплатиться бюджетными средствами. На оплату штрафов пойдут деньги, которые предназначались сотрудникам, на оснащение театра, на развитие.

Вас когда-нибудь штрафовали за чужие нарушения? Это неприятно и, судите сами, насколько справедливо. Может быть, кто-то из пишущих в Сети анонимные памфлеты против наших нововведений хочет помочь финансово, раз столь искренне радеет за театр? Мы были бы очень рады помощи в столь нелегкий для нас момент.

Работая внутри системы, я вижу, сколько на самом деле созидательных вещей делается и федеральным министерством, и московским департаментом культуры. Министр культуры России Владимир Мединский и руководитель департамента культуры Москвы Александр Кибовский ведут серьезную работу по реформированию, а значит, поддержке театров России. Потому что никакое развитие невозможно без изменений.

Это в теории все знают и понимают, но, как говорится, обвинять всех и вся в тотальной несправедливости преимущественно на просторах «Фейсбука» — это вам не мешки ворочать.

В учебниках по менеджменту обычно пишут так: если в процессе своей управленческой деятельности вы начали ощущать глобальное сопротивление, вас активно критикуют и даже саботируют — поздравляем, вы на правильном пути, ни в коем случае не сдавайтесь! А еще правила жизни обычно таковы, что когда есть отряд недовольных, обязательно появляется и группа поддержки. Это и сотрудники, и руководство, и главное, зрители.

Каков выход в этой ситуации у меня и у других худруков, кто оказался в похожей ситуации? Никакого, кроме как создавать отличные спектакли. А у современных актеров нет иного пути, кроме как играть на пределе своих возможностей в условиях профессиональной конкуренции.

И знаете что? Такое «безвыходное» положение, когда вариант только один — идти вперед и стремиться к лучшему, — меня вполне устраивает.

Автор: художественный руководитель театра «Модерн».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции​​​​​​​​​​​​​

Наверх

Мнения

Наверх