Пятница, 26 мая 2017
Культура 18 мая 2017, 17:36 Кирилл Разлогов

Netflix против французских кинопрокатчиков

Мнение

Кинокритик Кирилл Разлогов - о том, почему начало юбилейного Каннского фестиваля омрачилось скандалом

Фото: РИА Новости/Андрей Стенин

Дирекция 70-го Каннского кинофестиваля, стартовавшего на Лазурном берегу, объявила, что с будущего года в его регламент будет включено требование обязательного выпуска отобранных фильмов во французский прокат на общих основаниях. Причиной подобного заявления стал крупный конфликт, разгоревшийся на узком фестивальном плацдарме между французской кинопромышленностью и транснациональной компанией Netflix. 

В специальной прессе событие широко обсуждалось. Но поскольку по форме это вопрос узко профессиональный, мои коллеги ограничились лишь упоминанием о скандале. Постараюсь в первой зарисовке с места событий (данном случае — боевых действий) обьяснить смысл происходящего для непрофессионалов.

Несколько лет тому назад во французской киноиндустрии обратила на себя внимание полемика между представителем влиятельной экспортной кинокомпании Wild Bunch (так называлась знаменитая кинокартина американского индейца Сэма Пекинпа) Венсаном Маравалем и генеральным делегатом (главным отборщиком) Каннского кинофестиваля Тьерри Фремо.

Мараваль утверждал, что поиск фестивальными отборщиками новых шедевров лишены смысла, поскольку он и его коллеги узнают о них значительно раньше, ещё на этапе производства, если не разработки проекта. И действительно, Wild Bunch сегодня – главный поставщик конкурсного продукта, в том числе фильма Андрея Звягинцева «Нелюбовь», в титрах которого так блистательно отсутствуют отечественные Минкультуры и Фонд кино.

На тот момент (начало XXI века) ключевыми игроками фестивальных селекций стали не столько продюсеры, сколько экспортеры. Новый враг подкрался незаметно. Миграция аудитории из кинотеатров в интернет привела могучих новых игроков, опирающихся на online технологии (в первую очередь Amazon и Netflix), не только в сферу распространения фильмов. От кинопоказа они предсказуемо перешли к производству фильмов. И вот сегодня в конкурсной программе крупнейшего кинофестиваля в мире появились две картины Netflix: «История семьи Майровиц» и «Окча», принципиально не предназначенные для показа в кинотеатрах.

Нельзя сказать, что это ситуация для фестиваля принципиально новая. Она уже была разыграна в последние десятилетия на материале телевидения. И если телефильмы после показа в Каннах, как правило, находили путь к большим экранам, то телесериалы возникали на них отдельными эпизодами. Так, в нынешнем юбилейном году Дэвид Линч представлен двумя первыми эпизодами сериала «Твин Пикс».

В случае стриминговых потенциальных хитов со звёздами мирового масштаба (Netflix и Амазон — компании не бедные) ситуация значительно более сложная: она усугублена французским законодательством, гарантирующим значительные «окна» (не в несколько месяцев, а в несколько лет) между кинотеатральными премьерами и первыми показами по телевидению, и тем более стримингом в интернете, на который ориентированы экранные нувориши.

В результате за обнародованием Каннской программы последовали протесты французских прокатчиков, обнаружившие зависимость дирекции международного кинофестиваля от национальных интересов. В ответ на требование выпустить отобранные фильмы во французский прокат последовала грубая отповедь со стороны руководства всесильной Netflix. Найденный компромисс никого не удовлетворил: фильмы будут выпущены во Франции в ограниченный прокат, якобы не предполагающий обязательности «окон».

Вовлечённые в полемику директора других крупнейших кинофестивалей подчеркнули, что их задача – находить и поддерживать выдающиеся произведения экрана, независимо от того, для каких платформ они предназначены, но при этом подчеркнули приоритетность кинотеатрального показа.  Продолжение следует...

Автор — председатель Гильдии киноведов и кинокритиков России, доктор искусствоведения, профессор 

Наверх

Мнения

Наверх